?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующее



Продолжаю свой отчет о поездке по Могилевской и Гомельской областям. В первой части рассказа речь шла о городе Бобруйске и дороге по Могилевской области. Как я уже отмечал, поездка пришлась на 9 мая. Наш маршрут был проложен до мемориала в поселке Красный Берег Жлобинского района Гомельской области.

И так, мемориал детям - жертвам фашизма. Стоит отметить, что лагерь этот был интернациональным. Сюда свозились дети из Минской области, с Украины, Прибалтики, Смоленска, Брянской области (ссылка). Детей использовали в качестве доноров для немецких солдат и офицеров, которые лечились в госпитале на территории усадьбы Козел-Поклевских.

Кстати, первым делом самые интересные фотки я размещаю в своем Инстаграме. Подписывайтесь!



Весь мемориальный комплекс окружен молодыми яблонями, которые в день нашего визита были покрыты цветами. Давайте прогуляемся по нему.



Мемориал был открыт 28 июня 2007 года. Спроектировала его творческая мастерская заслуженного архитектора Республики Беларусь, лауреата Ленинской премии Леонида Левина. Строительство было начато в 1994 году.

Открывает мемориал скульптура девочки, одиноко стоящей посреди площади. Интересно взглянуть на мемориал сверху. (фото: pikabu.ru)

krasny bereg

Центром композиции мемориального ансамбля является "Площадь Солнца". По центру площади высажен яблоневый сад, от которого в разные стороны расходятся аллеи – лучи этого солнца. Один из лучей черного цвета, он проходит через пустой класс из белых парт и школьной доски, по нему течет кровь. В мемориальном классе 21 парта - на 42 человека, однако уже никто и никогда не сядет за эти парты. По данным историков, в концлагере были замучены 1975 узников.



Под ногами - ручеек крови узников концлагеря из полированного красного гранита. Крови детей, которым больше никогда не сесть за школьную парту.





В центре «Площади Солнца» - Кораблик Надежды как воплощение детских мечтаний. На его парусах — имена детей, которых в июне 1944 года освободили из концлагеря наши солдаты.



За корабликом — 24 витража с рисунками детей нескольких послевоенных лет. Они были отобраны из архива студии известного минского педагога Сергея Каткова (у которого когда-то учился и архитектор Левин).



«Художник Сергей Петрович Катков после освобождения Минска ходил по развалинам города и собирал деток, кто мог рисовать. Ценность этих рисунков в том, что изображения детей выразили то, что они хотели бы видеть сразу после войны. После смерти художника дочь Светлана Каткова, Лауреат Государственной премии, отобрала рисунки детей в возрасте от 6 до 14 лет - донорский возраст. Увеличила и оформила в 24 мольберта, которые здесь можно увидеть».





"География" садизма - на карте, высеченной из мрамора. На переднем плане - имена деток, изображенные на парусах белого кораблика. Эти имена взяты из лагерных документов.



Покидаем Красный берег, направляемся в Жлобин. Райцентр в Гомельской области, Третий по численности населения город в Гомельской области после Гомеля и Мозыря. Мой фотоаппарат снова оказывается в люке)



В Смоленске здесь все застроили бы торговыми центрами и завешали рекламой. Вообще, катаясь по Белоруссии, иногда возникает ощущение, что вокруг и не город вовсе, а какой-то макет.



Обычный белорусский город. Меня всегда интересовало, откуда у Жлобина такое забавное название. По преданиям, изначально место называли Хлёпином, как "мокрое, хлюпающее место" на берегу Днепра. Потом берег облюбовали беглые каторжники, после чего Хлёпин снискал дурную славу злобного места, потому как в поисках пропитания разбойники нападали на проходящие мимо лодки. Неизвестно, им ли или опасному крутому повороту реки обязан своим именем замок, появившийся на этом самом месте в XVII веке, только назывался он и местечко вокруг него Злобин. Скорее всего, это неприветливое название впоследствии и трансформировалось в Жлобин. (ссылка) Короче, вопрос об этимологии наименования города остается открытым.



Дороги обычного райцентра Белоруссии.



Ну и конечно, жемчужиной этих мест является Днепр, к которому мы подъехали первым делом. На фото ниже - что-то вроде центральной набережной. Справа будет парк, где 9 мая проходили гуляния. Парк обычный, мы в него не пошли и не фоткали его.



Слева - здание местного спасательного ведомства.



Пляж и железнодорожный мост. Днепр разлит, так что большая часть пляжа находится под водой. А самый лучший песчаный пляж на Днепре, напомню, находится в Лоеве Гомельской области.



Днепр здесь здорово извивается.





Местный рыболов показал мне свою добычу.



Немного пасторали. Снято здесь же, около набережной.







Православный храм.



Городская среда.



Католический храм. В Белоруссии никому и в голову не приходит искать в соседстве христианских конфессий яблоко раздора. Видно, что здание совсем свежее.





Местный водозабор.



Город для людей.



Еще раз подъезжаем к Днепру.



Вдалеке - автодорога, по которой мы скоро направимся обратно домой.



Заливные луга.



Мы не сразу смекнули, какой дорогой нам ехать. Пока кружили - сделали несколько замечательных кадров.





Трасса М-5 "Минск - Гомель". Но мы по ней не поедем. Мы свернем на Р-39 в сторону Рогачева.



На свежеотремонтированной М-5 сделали обособленные заездные карманы для поворота на второстепенные дороги и автобусных остановок.



Сворачиваем направо и двигаемся на Рогачев.



Ищем, где в Днепр впадает река Друть. Вот она, слева.





Если будете есть Рогачевскую сгущенку - знайте, как выглядит молочный комбинат.





Начинаем любоваться закатами!



Спустя сутки эти места тоже накроет снегом. Но пока... весна в разгаре!







В Довске поворачиваем влево и следуем в сторону Могилева и Орши.



Ну и обещанные закаты!









В Смоленск мы вернулись около полуночи. Было холодно, на обочинах лежал снег.

Ну как вам Беларусь? Хотели бы так жить?



Recent Posts from This Journal

Comments

( Комментов - 2 — Комментировать )
stanislav_05
Oct. 4th, 2017 06:23 pm (UTC)
На черной школьной доске в «мертвом классе» письмо Кати Сусаниной, оно было опубликовано в «Комсомольской правде» 27 мая 1944 года. А нашли его при разборе кирпичной кладки разрушенной печи в одном из домов в освобожденном райцентре Лиозно, что в Витебской области. На конверте стоял адрес: «Действующая армия. Полевая почта №… Сусанину Петру». В Лиозно белорусская школьница находилась в рабстве у одного из знатных оккупантов и 12 марта 1943 года, в день своего пятнадцатилетия, более не в силах терпеть издевательств, покончила жизнь самоубийством. Перед тем как повиснуть в петле, она написала письмо отцу, который был на фронте.



«Дорогой, добрый папенька!
Пишу я тебе письмо из немецкой неволи.
Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.
Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу, мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: «Вы не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон!». И офицер выстрелил маме в рот…
Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь.
А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: «Расти, доченька, на радость большой!». Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню.
А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало — платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет, — и соленые слезы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.
Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с «Розой» и «Кларой» — так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. «Русс была и будет свинья», — сказал он. Я очень боюсь «Клары». Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.
Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине.
Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник, тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.
Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья.
Не хочу больше мучаться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!.. Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать.
Твоя дочь Катя Сусанина.
Март, 12, Лиозно, 1943 год.
P. S. Мое сердце верит: письмо дойдет».

Ныне это письмо хранится в Российском государственном архиве социально-политической истории
e_strannik
Oct. 5th, 2017 07:56 am (UTC)
Был в Красном береге. Тяжелое место. Там совсем рядом с мемориалом есть усадьба Козелл-Поклевских, где во время войны был госпиталь, где и проводились все эти "процедуры" - https://e-strannik.livejournal.com/287861.html
( Комментов - 2 — Комментировать )

ПРОФИЛЬ

m_zaxaroff
Максим Захаров
Follow m_zaxaroff on Twitter



free counters




ТЭГИ

Powered by LiveJournal.com